?

Log in

No account? Create an account
мяу

klocska

Сказка на ночь

Klocska's place


Previous Entry Share Next Entry
мяу
klocska

Сказки для птицы 6. Про фонари.

Лена открыла дверь подъезда и вышла в декабрьскую темень и хмарь. Ей всегда было сложно рано вставать с утра, а теперь, в декабре, когда ночи достигают своей максимальной длины и темноты, это и вовсе превращалось в пытку. Грязно серые тучи, несущие на себе отсвет большого города закрывали небо, скрадывая начинавшийся рассвет. Хотелось спать.
Она пошла к метро, стараясь так наступать на островки расчищенного асфальта, чтобы не попадать ногами в кучки соли, разбросанной дворниками. В такие моменты ей вспоминался родной Иркутск. Белые утрамбованные дорожки, хорошая минусовая температура, а вовсе не так как здесь, вечный ноль. Лена зябко поежилась, пуховик хорошо справлялся с морозами, но от проникающей сырости помогал слабо. Хорошо еще, что плотно к спине прилегал серенький рюкзачок, закрывая от промозглого московского ветра. Пошел снег. Лена посмотрела наверх, высоко над ней светил городской фонарь, а под ним, в свете его галогенной лампы беспорядочно метались снежинки.
«Интересно, кто гасит фонари?» - подумала она. «Может быть, выключатели есть в каждом подвале, или в ДЭЗе? И как выглядят люди, выключающие фонари?». Ветер бросил ей в лицо снежный заряд и она зажмурила глаза. «Наверное, это толстые тетки в оранжевых жилетках…». Глаза не хотели открываться обратно, прошедшей ночью ей не спалось. Вдруг она ощутила, что ветер больше не дует в лицо. Лена удивленно открыла глаза… От того, что она увидела, глаза раскрылись еще шире.
Она оказалась в центре большого, тускло освещенного зала. Стена напротив нее светилась тысячами желтых лампочек, чуть ближе к Лене находился длинный пульт с множеством клавиш. Перед пультом, спиной к ней, в офисном кресле на роликах сидел человек. В боковых стенах комнаты Лена заметила несколько разноцветных дверей, возле одной из них висел портрет какой-то женщины. Комнату освещал потолок, светившийся ровным неярким светом.
Вдруг за ее спиной грянула музыка. Духовые инструменты заиграли что-то Румынско – Балканское, кто-то громко запел:

Хай здоб ши здуб
Бате доба дела пут
Батру пець шлу васка гей
Дам фоялыку скигней

Лена обернулась, но за спиной была только гладкая стена. Звуки доносились откуда-то из-за нее.
«Эй, уважаемые, не могли бы вы не шуметь, у нас гости! Цу плацере!» - крикнул человек в офисном кресле. Музыка стихла. «Мультсумеск, уважаемые».
Лена повернулась обратно. «Доброе утро!» - человек встал с кресла и подошел к ней. Это был очень пожилой мужчина, с серебристого цвета седыми волосами. Тем не менее, он был подтянут и строен, а лицо его отличалось некоторой утонченностью и правильностью черт. О таких лицах говорят «породистое». У него был приятный негромкий голос и выразительная речь.
-К сожалению, здесь некому нас представить, поэтому хочу извиниться за свою вынужденную бестактность. Я – Мастер Фонарей Бестужев Александр Николаевич. Не трудитесь называть мне свое имя, мне о вас кое-что известно. Например то, что зовут вас Елена, а еще иногда птЫц.
Он закончил свою речь учтивым кивком головы.
-Очень приятно, ответила Лена. У нее мелькнула мысль сделать реверанс, но она сдержалась.
-Где я?
-Вы находитесь в помещении пульта управления Искусственным Освещением Москвы.
-Как, он один?
-И да и нет. Этот пульт – центральный. Существуют районные пульты, и даже пульты кварталов, но пока функционирует Центральный они не используются. Разве, что иногда. Но в основном все управляется отсюда.
-Это должно быть непросто?
-Да, работа непростая. Мы должны избегать попадания больших частей города в полную темноту, таков предмет Договора. Для этого на каждом пульте должен работать Мастер Фонарей, а дело это весьма хлопотное, да и молодежь не идет – заработная плата как у библиотекаря. Вот и остались единицы. Всех по крупным городам распределили, вот в Москве я один теперь.
-А почему?
-Мы должны следить за искусственным освещением. Это не только «фонари включать». Наша обязанность – чтобы вам было светло, когда на вас по каким-либо причинам не светит солнце. И свет из уличного фонаря – самое простое, что нам приходится делать.
За стеной опять заиграла музыка.
-А это что? Спросила Лена.
-Это? Рабочие из Молдавии. Москвичей сюда не заманишь, а эти – работают. И песни свои в перерывах поют. Солнечный народ… Простите, только что пропал свет на Профсоюзной улице!
Он повернулся к лицом к стене. Бригадир Никиеску! Распахнулась одна из дверей и в комнату вбежал человек. «На Нуралиева похож» - подумалось Лене.
-Буна зиуа! Воскликнул он, посмотрев на Лену.
-Цум тэ чеама?
-Извините, я не понимаю!
-Он с вами поздоровался - сказал Мастер Фонарей.
-Уважаемый Никиеску, будет вам смущать нашу прекрасную гостью. Посмотрите, что там, на Профсоюзной улице, происходит. Похоже там дело не только в трансформаторе.
-Страда Профсоюзная! Радостно заорал бригадир и, высоко задирая ноги, убежал обратно в еще открытую дверь, захлопнув ее за собой. Музыка стихла. За стеной послышалось копошение, как будто несколько человек вскочили и быстро начали собирать вещи. Затем музыканты заиграли еще громче и быстрее, раздался удаляющийся топот ног, звуки удалялись вместе с ним.
-Вы не обращайте внимания, они любят подурачиться. На самом деле специалисты хорошие. А без музыки в их деле вообще сложно. Вот в одиннадцатом году у нас один господин работал, он все на скрипке застрявшую в трубе кошку изображал. Так что этот случай не самый ужасный.
-А что, с этого пульта включаются все фонари?
-Да, абсолютно. Он подошел к пульту.
-Вот это, например, фонари на Селезневской. Кстати, хотите их погасить?
-А можно?
-Да. Правда, еще рановато, но сейчас мы хорошо держим Баланс. Пусть одинэсовцам будет что вспомнить - сказал он и подмигнул ей.
Лена нажала на кнопку. Кнопка щелкнула и одна из тысяч желтых лампочек на стене поменяла цвет на зеленый. В этот же момент на противоположной стене появилась картинка – как на киноэкране. До отвращения знакомый вид Селезневской улицы – от метро к работе. Куда-то шли люди, ездили машины. Секунду спустя на картинке погасли фонари, оставив улице лишь серый утренний свет и световые пятна от фар. Затем картинка исчезла.
-Спасибо. Сказала Лена.
Стена напротив вспыхнула светом. На ней появилось изображение. В тесной комнате, заставленной какими-то радиотехническими устройствами, стоял человек в шубе и черной форменной ушанке военно-морского флота. «Товарищ координатор, Капитан Морозов. Докладываю. Обстановка в норме, ночь держим, недельная готовность объявлена ».
-Вас понял, капитан. До связи.
Картинка на стене погасла.
-Это военно-морской отдел в Норильске. Очень важная точка. Можно сказать жизненно важная.
-Почему?
-Там особое место. Вы знаете, что к двадцать пятому декабря ночь достигает максимальной силы?
-Да, самая длинная ночь. Дальше она отступает.
-Я знаю, это покажется странным, но при определенных условиях она не отступит.
-Это как? Ведь земля вертится!
-Ночь это не только чередования ночи и дня, простите за некоторую тафтологию. С ней связано еще много всего. И кое-что из этого совсем для нас не безопасно. Потому мы и поддерживаем Баланс. Вообще когда-то в том Месте, под Норильском, всю работу выполняли шаманы. Главным там был Белый Шаман, белый медведь. Помогал ему Черный Шаман – ворон. Но потом, когда до тех краев докатилась советская власть, коммунисты обидели их и они ушли. Сначала никто не придал этому значения, ушли и ушли, но потом начались очень темные времена. Вам рассказывали наверняка об этом. Годы страха и большой войны. И, когда казалось, что все уже кончено, кто-то из местных жителей рассказал о смысле обрядов, которые творили Шаманы в самую длинную ночь. Положение было безвыходное и тогда на очень высоком уровне было решено восстановить обряды. Были опрошены местные жители, многие догадывались о сути обрядов, но никто не знал, как их проводить. Только Шаманы, но они ушли.
Тогда Военно-Морской флот снарядил экспедицию. С северного флота были отозваны лучшие Капитаны, их долго готовили, а затем отправили в тундру, искать Шаманов. Большинство из них погибло, ночь была слишком сильна. И когда уже отчаяние овладело оставшимися в живых, один Капитан нашел белого Шамана. Точнее, Шаман нашел его. Если мне не изменяет память, фамилия Капитана была Черский.
- Знакомая.
-Да, но я не знаю, был ли он родственником Ивана Демидовича. Возможно, был. Его тоже вела звезда исследователей. Капитан Черский обессилил, но не сдавался. Темные создания сужали круги вокруг него, но расправиться с ним долго не могли, сказывалась подготовка. Он противостоял им до последнего, и когда они уже собирались погасить его огонек пришел Белый Шаман. После короткой схватки он расчистил круг в много миль. Потом они говорили долгие дни, и снег вокруг был проплавлен до земли. А потом Шаман ушел. А капитан вернулся в поселок Норильск. Из капитанов, оставшихся в живых был сформирован особый отряд, немедленно приступивший к выполнению миссии. Конечно, до Шаманов им было далеко, но ночь дрогнула и начала отступать.
-Похоже, до конца она все равно не оступила.
-Да. Все-таки сил у Капитанов не так много, да и опыта многовекового у них нет. К тому же Черский потихоньку слабел, и ночь готовилась взять реванш. В семьдесят девятом году Капитан Черский навсегда ушел в тундру. Перед уходом он подготовил заместителя, который должен был сменить его на посту. Капитана Морозова. Но заместитель не справился. Восьмидесятый год. Ситуация была критической, мы ждали самого худшего. Но внезапно пришел Черный шаман. Он призвал Морозова и они вершили обряд вместе. Потом Шаман ушел в тундру, не оставив следов за собой, а ночь отступила. Кстати, многие дети, рожденные в тот год, обладают особой силой. Это можно прочесть у них в глазах, если, конечно, уметь читать.
-И что было дальше?
-Дальше вы знаете – сказал Мастер улыбнувшись. О Шаманах с тех пор никто ничего не слышал но, возможно, они снова появятся, когда будут очень нужны. А сейчас их работу выполняют Капитаны, делая возможным приход весны в остывший мир. К сожалению, не все у них получается, да и у самих Шаманов все тоже не так гладко выходило. В прочем, вы знаете…
-Да, догадываюсь.
-Ох, вам наверняка надо уже оказаться на работе! Спохватился он, посмотрев на часы. А мне пора гасить фонари. Прощайте, Елена, пройдите в зеленую дверь справа от вас, и вы окажетесь неподалеку от вашего офиса.
-До свидания. Сказала Лена.
Она открыла зеленую дверь, за ней оказался фонарный столб. Она сделала шаг и оказалась возле фонаря с часами недалеко от гастронома на Селезневской улице. Часы показывали девять пятнадцать. Лена побежала к переходу, сильно опаздывать не хотелось. К счастью, она добежала до дверей офиса, больше никого не встретив.