?

Log in

No account? Create an account
мяу

klocska

Сказка на ночь

Klocska's place


Previous Entry Share Next Entry
мяу
klocska

Сказки для птицы 2

Вообще Лена не очень помнит, как это произошло. Что произошло помнит, а как – нет. Но это не страшно, поскольку, по сути, не произошло ничего, кроме того, что было. А «было» ли то, что было – это еще вопрос на который ей ответа никто не даст. Просто из вредности окружающего мира.

Тут есть разные гипотезы о том, как все началось. Может быть это был сон, может быть сон, подкрепленный очередной тусовкой Баурока, а может быть это было сном во сне. Во всяком случае, где-то вне времени в нашем обычном о нем понимании. Просто в памяти осталась четкая картинка, а что было до и после – стерлось. Стерся и ответ на вопрос «когда»? Самый бесполезный из всех вопросов, когда находишься вне времени. Просто как-то так получилась, что Лена шла по полю. Похоже, был Июль, светило солнце. По небу неспешно плыли редкие облака, стрекотали кузнечики. Да, наверное, июль, Иван-чай еще не дошел даже до середины своего цвета, а ромашки были в самом соку. Лена неторопливо брела по полю, подставив лицо солнечным лучам. Где-то попискивали какие-то птицы. В своем центре луг имел что-то в виде холма, точнее даже не так. Луг сам был небольшим очень пологим холмом, окруженным лесом.
На возвышении Лена заметила кого-то в желтом, сидящего прямо на траве. «Нуралиев! Нагло сидит в желтой майке со своим ноутбуком в моей реальности!» - мелькнула мысль. «Ну, сейчас я ему выскажу…» И она смело направилась в сторону человека в желтом. Однако, подойдя ближе, Лена заметила, что это вовсе не Нуралиев. Больше всего он был похож на буддистского монаха из телевизора. Бритая голова, одежда, напоминающая желтую простынку, четки… Только лицо у него было скорее европейское. Он сидел, закрыв глаза, и улыбался. Лена остановилась в нерешительности. Она действительно не знала, что делать.
И тут человек открыл глаза. Он посмотрел на Лену и засмеялся.
-Привет, птЫц!.
-Здравствуйте.
-Можно на «ты», цвет моих глаз от этого не изменится.
-Хорошо.
-Ты кто?
-Как это «кто»? Я Лена!
Человек снова засмеялся. Он смеялся секунд двадцать, хлопая себя ладонями по коленям.
-Ты думаешь, назвав себя Леной, ты ответила на вопрос КТО ты? Если я тебе скажу, что я человек в желтом, много ли я тебе расскажу? И если ты знаешь КТО я, много ли тебе даст то, что я в желтом?
-Как тебя зовут?
-Это совершенно не важно. Называя что-то чем-то, ты теряешь это всецело!
-Но я же должна как-нибудь к тебе обращаться. Не могу же я тебя звать «скажи пожалуйста»!
Он опять засмеялся.
-Называй так, если хочешь. В этом нет никакой разницы. Если ты обращаешься ко мне, то, что тебе в моем имени, а если ты обращаешься не ко мне, то, что мне в том, что оно тебе известно? Знаешь о чем я думал?
-О чем?
-Об одной мировой проблеме. Фундаментальном свойстве мирозданья... Тс-с-с! Ты ощущаешь ответственность момента?
-Ну?
-Знаешь, что такое зеленое, а кнопочку нажмешь – и красное?
-Знаю. Лягушка в электромясорубке.
Человек упал на спину от смеха.
-Мне бы твою уверенность. Кто такая лягушка и кто такая мясорубка?
-Слушай, хватит меня грузить, у меня день тяжелый был, и так голова не варит совсем.
-Пожалуйста, грузи ты меня, птЫц.
-И вообще, что ты все время ржешь?
-Потому что смешно.
Лене захотелось задать какой-нибудь заковыристый вопрос. В голову ничего не приходило. Разве что…
-Скажи, когда ты спишь и тебе сниться что ты бабочка, ты уверен, что ты монах, которому снится бабочка, а не бабочка, которой снится что она монах?
Он опять засмеялся.
-Любишь дзенские коаны? Этот простой совсем.
-Ну и?
-Садись, сказал он. Лицом ко мне.
Лена подошла и села. Они сидели лицом к лицу на расстоянии вытянутой руки, чуть подальше. У него были зеленые смеющиеся глаза. Остальные черты лица как-то смазались в памяти.
-Давай представим, что мы спим.
-Как я это представлю?
-Я тебе помогу.
Он улыбнулся, и вокруг стало происходить что-то странное. В прочем, Лену это уже не удивляло. Солнце скатилось за горизонт, с другой стороны выскочила луна, на небе зажглись звезды. Перед ее глазами в небе маячила Большая медведица. Мимо нее, мигая и попискивая, пролетел спутник.
-Мне снится, что я монах, которому снится, что он бабочка… Пожалуй лучше будет, если ты это проделаешь сама.
Что-то «щелкнуло» и Лена увидела себя со стороны. Она сидела, закрыв глаза, на земле в желтой простыне в позе лотоса. Над ней было звездное небо. «Когда упадет звезда можно загадать желание,» - подумала Лена. Звезда упала.
-Тебе снится, что ты бабочка.
Справа над головой сидящей Лены образовалось облачко – фигурное окошко, как бывает рисуют в комиксах. В нем был солнечный день, голубое небо, трава и крупная разноцветная бабочка. Оно быстро разрасталось в размерах.
-Быбочке снится, что она монах. Над головой бабочки появилось такое же облачко, в котором была звездная ночь, а по середине сидела Лена.
-Монаху снится, что она бабочка…
-Забавно, как в мультфильме. Что будет дальше?
Возникло следующее облачко, в нем опять была бабочка. В нем стало образовываться облачко со звездной ночью и Леной. А в нем облачко с днем и бабочкой.
Она ощущала себя сторонним наблюдателем. «Живой» камерой, как это иногда бывает в фильмах, когда картинка смещается на экране, не будучи привязанной ни к какому персонажу в отдельности. Однако ее не оставляло чувство что все происходящее зависит только лишь от нее.
Последовательность ускорялась, картинки становились все больше, напоминая бесконечный коридор отражающихся друг в друге зеркал, но с другими картинками внутри. Лена летела по этому коридору все быстрее и быстрее. «Где же здесь начало, а где конец?» подумала она, наслаждаясь возрастающей скоростью.
-Они всегда где-то рядом с тобой, но их нет.
Вдруг она поняла, что находится внутри бесконечного кольца, картинки переходят друг в друга и эта последовательность не кончится никогда, потому что она никогда и не начиналась. Наслаждение скоростью попало. Вместо него появился безотчетный страх.
-Так ты поняла, кто ты?
Кольцо начало сжиматься. Точнее Лена чувствовала, что кольцо сжимается, хотя внешне все оставалось прежним.
-Я монах.
Ближайшая картинка с монахом вспыхнула и пролетела мимо.
-Или бабочка.
Бабочка на следующей картинке взмахнула крылышками.
«Или монах или бабочка?» - засмеялся кто-то. «Где же начало?».
Лена ощущала, что кольцо сжимается в точку, Лены-монахи и Лены-бабочки стремились друг к другу, продолжая проноситься мимо.
-Это логический парадокс, это безвыходная задача!
-Это безвыходная задача, только если ты ищешь выход. Не ищи его, и ты его найдешь. Пока ты бежишь следом, ты как белка останешься в этом колесе! Помнишь, я сказал тебе о том, что начала и конца нет, но они всегда где-то рядом с тобой?
«Помню, и что?» - крикнула Лена. Картинки проносились мимо с нарастающим воем.
-Выход это не обязательно дверь в стене!
-Начало и конец рядом со мной.
В ее сознании полыхнула вспышка. Решение стало ясным и очевидным.
«СТОП!». Череда картинок остановилась. Она оказалась одна посреди коридора, составленного из нарисованных Лен-бабочек и Лен-монахов.
-Я знаю решение! Воскликнула она и засмеялась.
Картинки со всех сторон понеслись на нее со звоном схлопнувшись в точку. Лена открыла глаза. Она сидела на холме, обхватив колени руками и улыбалась. Рядом лежала желтая простыня и четки. У ее ног цвел кустик ромашек. Светило солнце, было тепло, а где-то в небе попискивали какие-то птицы.