?

Log in

No account? Create an account
мяу

klocska

Сказка на ночь

Klocska's place


Previous Entry Share Next Entry
мяу
klocska

Сказка про девочку с зелеными глазами

В подобный Июльский вечер, когда улицы освещает предзакатное солнце, а лето уверенно катится к середине, особо грустно бывает сидеть одному дома. Звенящая Пустота вязко засасывает тебя с головой, проникая в проемы дверей и открытые окна. Она танцует вокруг, радостно наблюдая, как через щели и поры твоего организма навстречу ей поднимается другая Пустота, та, что находилась внутри. Они сплетаются в плавных па, образуя причудливые конфигурации из разноцветного ничто, неспешно сужая круги. Однако я уже знаю, как прогнать Пустоту. Я зарождаю в глубине себя светлый шарик идеи, который, вертясь и разрастаясь, меняя цвет сполохами и разводами, потихоньку обрастает подробностями и деталями. Постепенно он заполняет меня всего и вырывается наружу, прогоняя протянувшее было ко мне руки Ничто и, через мгновение, я снова сижу в своей комнате один. А внутри меня оживает Сказка. Она еще совсем слабая, но с каждым новым слушателем она будет становиться все сильнее и, наконец, обретет свободу, оставив меня одного перед погасшим монитором.

 

Жила-была маленькая девочка с большими зелеными глазами. Ей было четыре года, а звали ее Элина. Ее семья жила в большом городе, на восьмом этаже семнадцатиэтажного панельного дома, около которого шумел оживленный проспект. Собственно, на первый взгляд, семья ничем не выделялась из миллионов других семей, населяющих город. Элина была малообщительной девочкой, предпочитавшей шумным детским компаниям самостоятельные игры. Да, а еще ее очень любили кошки. Практически любая, даже самая злющая кошка, оказавшись поблизости, обязательно приходила помурлыкать и потереться об ее ногу. Родители пугались по началу, но потом привыкли – кошки не делали ей ничего плохого.

Однажды весенним утром семью разбудил громкий плач в детской. Элина сидела на кровати и рыдала. Мама долго успокаивала ее, пытаясь узнать, что же все-таки произошло. Наконец рыдания стихли, и девочка призналась, что видела Страшный Кошмар. Ужасное существо тянуло к ней руки и звало к себе.

«Не бойся, у всех бывают кошмары» – сказала мама. «Спи, оно больше не вернется!».

Но оно вернулось, а потом еще и еще. Они окружали девочку, шепча заклинания, и та просыпалась в слезах, не в силах заснуть до утра.

-Думаю, Эльке мешает спать шум автомобилей.

-И что же нам делать?

-Может, отвезем ее летом к прабабушке?

-Ага, и не увидим ее до осени?

-А ты предпочитаешь видеть, как врачи залечат ее до могилы? Посмотри, она уже и так ничего не ест, одни глаза остались. Будем брать по неделе отпуска по очереди и ее навещать.

-Это не близко, мотаться туда каждую неделю.

-Давай попробуем, а осенью, если ничего не получится, попытаемся найти хорошего платного врача…

-Еще бы заработать не платного-то. Бензин нынче не дешев, а зарплату не поднимали с позапрошлого года

-Зато если получится, то не надо будет искать врача.

-Ну… Ну ладно, давай попробуем, если ты так настаиваешь. Но мне это не нравится. Да и бабушка твоя у себя на уме…

-Ты что-то имеешь против моей бабушки? Твоя-то где? А?

-Милая, я не хочу ссориться.

Шесть часов дороги Элина проспала как убитая в детском автомобильном кресле. Проснувшись, она удивилась огромным деревьям, мелькавшим по сторонам дороги – в Городе таких не было. «Деревья из сказки» - подумала она. «А интересно, живут ли в этом лесу сказочные существа?». Но автомобиль несся слишком быстро, чтобы можно было разглядеть детали окружающего ландшафта.

Домик прабабушки находился в небольшой полузаброшенной деревеньке на опушке древнего осинового леса. Она вышла навстречу Элине и ее родителям, гостеприимно улыбаясь. Обняла и поцеловала в щеку маму и нагнулась к девочке. Элина невольно засмотрелась на нее – прабабушка, несмотря на возраст, была стройна, с красивыми тонкими чертами лица и большими глубокими зелеными глазами. Она совершенно не выглядела древней старушкой, которую рисовало воображение.

- Ну, здравствуй, Элина! Голос ее был красив и мелодичен.

- Здравствуй… Пра… Прабабушка.

- Зови меня просто бабушка. Пойдем, я покажу тебе свой дом.

 

Прабабушка пила чай и хмурилась. Известие о ночных кошмарах затронуло ее гораздо сильнее, чем предполагала мама Элины.

- Так говоришь, ее зовут Существа?

- Да, бабушка… Как меня когда-то, но гораздо сильнее.

- Намучилась тогда с тобой твоя мама. Хотя, ты правильно сделала, что привезла ее ко мне. Пусть отдохнет, я за ней посмотрю.

- Я на тебя надеюсь. Мама говорила, что лучше тебя никто травы не знает, и что сами руки у тебя волшебные.

- Да что ты? Она приукрашивала! В травках разбираюсь, да – все-таки почти в лесу живем, а вот про волшебные руки – сказки все это. Пусть поживет у меня, пока не заберете. Мне тяжело не будет, а так, глядишь, и поправится на свежем воздухе.

 

Ночью кошмары подступили к Элине особенно ярко, она вскочила на кровати широко раскрыв полные ужаса глаза.

- Не бойся, сейчас я помогу.

- Это ты, бабушка?

- Да. Ложись.

Теплая рука коснулась ее спины. Ноги девочки подкосились, и она рухнула в постель. Секундой позже бабушка положила ладонь ей на спину и запела красивым голосом медленную песню. Элина не понимала ни слова, но мелодия и сочетания незнакомых слов успокаивали ее, сплетаясь в удивительные узоры. От руки на ее спине волнами расходилось тепло, даря покой и сон…

- Бабушка, а что за песню ты вчера ночью пела? Я не смогла понять ни слова.

- Это древняя песня на языке ушедшего народа, теперь его и не знает никто, язык-то этот.

- А расскажи об этих людях.

- Не сейчас. Это долгая история, подрасти сначала.

- Ну вот, всегда так.

 

Первую неделю с Элиной оставалась мама, взявшая отпуск на работе. Во вторник прабабушка на целый день ушла в лес, вернувшись с какими-то фиолетовыми цветками. Сплетя из них «веничек», она повесила его на веревку в сенях, запретив кому-либо к нему прикасаться. Вечером она долго сидела, держа руку на спине Элины пока та не заснула, убаюканная теплом.

Несколько дней спустя прабабушка, достав из кладовой целую кучу различных трав, смолола их вместе с фиолетовыми цветами. Из части смеси она сделала отвар, спрятав остальное в матерчатый мешок.

- Вкусный чай, бабушка.

- Да, правильная травка, она всегда вкусной покажется. А неправильная и сама к тебе в рот не полезет, надо только слушать повнимательней.

- А поганки тоже говорят?

- Да.

- И мухоморы?

- Все говорят, надо только слышать.

- А почему у тебя нет телевизора?

- Телевизор это для тех, кто глаза не хочет раскрывать. Мне не нужен.

- А мультики?

- Когда глаза раскрыты, мультики вокруг тебя оказываются

- Правда? А я смогу увидеть Нюшу и Лосяша?

- Думаю, что не только его. Только не сразу.

 

Мама уехала через неделю и до следующих выходных Элина прожила с прабабушкой. В общем-то, отсутствие телевизора не тяготило ее, во дворе и так было чем заняться. К тому же родители привезли с собой чуть ли не все игрушки, которые попались им под руку. Прабабушка знала множество удивительных сказок. Их героями были эльфы и единороги, драконы и рыцари, колдуньи и феи, короли и королевы забытых государств. Они представали перед глазами Элины почти как живые, каждый со своим лицом и повадками, привычками и предпочтениями. Девочка ежедневно пила чай из бабушкиного травяного сбора и кошмары больше не приходили.

На выходных приехал папа. Он привез с собой небольшой телевизор – начинался чемпионат Европы по футболу и папа не хотел пропускать матчи. Утром во вторник прабабушка собралась в лес.

- Бабушка, возьми меня с собой! Все равно папа только телевизор смотрит.

- Я далеко пойду, вернусь только завтра. Тебе рано еще. Давай в четверг сходим.

- Ну ладно… Давай. А я увижу зайчиков?

- Увидишь, если только захочешь с ними встретиться.

- Я им дам морковку и мы с ними потанцуем.

- Может быть и так.

 

У сборной был тяжелейший матч за выход из группы. Папа строго отправил Элину спать, так и не притронувшись к мешочку с травами. Он никогда не верил во все это мракобесие, так что когда в его увлеченном футбольными баталиями мозгу мелькнула мысль о том, что прабабушка просила заварить ребенку отвар для спокойного сна, он спокойно прогнал ее прочь, увлекшись очередной атакой Аршавина.

 

Кошмары были особенно ярки и как никогда ощутимы. Она вскочила на ноги, бросившись к двери, но страшные существа кинулись следом шепча и протягивая руки. Отец сидел у телевизора.

- Папа! - Он как будто бы не услышал ее.

- Папа!!!

- Иди спать! Не мешай!

Элина с ужасом наблюдала, как из-за стоявшего в углу телевизора показалась огромная серая рука. Опираясь о папину голову, из темного угла вставал некто, протягивая ей другую руку, обросшую клочковатой бурой шерстью и увенчаную острыми кремового цвета когтями.

В отчаянии девочка выскочила из дому и помчалась к лесу. «Бабушка, бабушка!» - крики тонули в лесной глуши. Ноги несли её прочь, все дальше в чащу а позади, не приближаясь, но и не отставая неслась погоня, топоча множеством ног и шепча гортанные заклинания. Элина споткнулась и с криком полетела кубарем, уткнувшись лицом в землю. Она крепко зажмурила глаза и заплакала, слушая звуки накатывающего ужаса.

Внезапно все стихло.

Что-то тронуло ее за плечо. Элина резко перевернулась на спину и застыла в удивлении. Заливая неярким белым светом полянку, перед ней стояла белая лошадь. Точнее это была не совсем лошадь. Скорее лошадка с детских картинок. Небольшая и очень стройная, с тонкими ногами и хвостом как у льва.

- Здравствуй, Элина. Не бойся, я тебя не обижу.

- Здравствуй!

Она почувствовала, как ее страх отступает за пределы круга белого света.

- Тебя совсем запугали страшные сны – в голосе была печаль

- Да, я очень боялась.

- Я знаю. Иначе ты бы не забралась так далеко.

- А где папа?

- Он дома, но до утра туда все равно не добраться.

- Что же делать?

- Поспи рядом со мной, тебя никто больше не тронет.

Лошадка легла на траву. Элина пристроилась рядом и словно бы провалилась в сон. Ей снилась лошадка с удивительными голубыми глазами, гуляющая по солнечному лугу с золотыми цветами. Элина подбежала к ней и обняла за шею.

- Спасибо тебе!

- Спасибо тебе, что ты меня нашла. Я давно ждал тебя здесь и видел сны о тебе.

- Ты же меня не встречал!

- Встречал в своих снах. Теперь ты увидишь и меня в своих, когда захочешь.

 

Они шли по мягкой лесной земле, а над ними простирали кроны огромные осины.

«Ой! Зайчики!» - Зайчиха и пятеро зайчат смотрели на них из под куста. «Давайте я вас поглажу!» - Элина побежала к зацам, но те бросились в рассыпную.

- Ну почему они меня боятся?

- Ты чужая для них. Пока. Ты не понимаешь их, а они не понимают тебя.

- А когда поймут?

- Когда вырастешь. Но только если захочешь.

- Я захочу обязательно! Расскажи еще про зверушек?!

- Зови меня Энлир.

- Хорошо! Расскажи чего-нибудь…

 

Солнце уже стояло в зените, когда Энлир остановился у тропинки.

-Дальше я не пойду. Беги по этой дорожке, и она выведет тебя к твоему домику.

- Спасибо тебе!

Она обняла его за шею. Он тронул носом ее плечо, а затем затылок, тепло и щекотно фыркнув.

- Иди! И помни, я буду с тобой, когда ты позовешь.

- Пока!

- Пока.

Она побежала вперед. Остановилась и оглянулась. Солнечный луч падал сквозь кроны на то место где секунду назад стоял Энлир.

 

Возле дома прабабушки толпились люди, среди них было несколько милиционеров и отчаянно жестикулирующий папа. Он увидел ее первой и бросился навстречу. Крепко обнял, но тут же отпустил и принялся отчитывать за то, что она отправилась гулять в лес  одна и без его ведома. Элина заплакала и бросилась в дом, забравшись под кровать. Она решила никому ничего не рассказывать.

К вечеру вернулась прабабушка. Элина выбежала ей на встречу, чтобы обнять, но прабабушка остановила ее, поставив полное трав лукошко на землю и положив руки на плечи. Она внимательно посмотрела ей в глаза.

- Ты была в лесу?

- Да – прошептала Элина, боясь, что ее опять отругают.

- Вижу. И встретила его? Спросила бабушка полушепотом

- Энлира?

- Встретила… Ну что ж, наконец-то он вышел к кому-то еще. Запомни, что он рассказал тебе, и мне не придется спасать тебя больше.

- Хорошо, бабушка.

 

Папа заявил прабабушке, что не может оставлять ребенка в таком опасном месте. Еще бы – лесной массив тянется от этого рубежа на сотни километров и это чудо, что такой маленький ребенок смог сам выбраться живым и невредимым, поставив в неловкое положение папу перед милицией и МЧСовцами. На выходных они уезжают в город! Прабабушка, вздохнув, согласилась. Ее песни в эти дни был особенно грустны и красивы, но Элина засыпала под сплетение незнакомых слов исчезнувшего языка быстро и с улыбкой. Во сне она гуляла с зайчиками по лесу Энлира.

Город встретил ее тяжелым воздухом и шумом проспекта. В первую же ночь, было, вернулись кошмары, но теперь её было не одолеть. «Энлир!» - позвала она, и луч света прогнал шепчущих тварей.

С тех пор она часто гуляла с Энлиром в своих снах. Он рассказывал ей про лес и лесных зверей, порой даже пел песни. Вдруг оказалось что она красиво поет, необычайно точно попадая в ноты для своего возраста. Родители отдали ее в студию художественного воспитания, где обнаружился ее удивительный талант в прорисовке замысловатых орнаментов. Но самое интересное – почти все взрослые, вглядывавшиеся в ее глаза, замечали слабые отблески какого-то внутреннего света. Тогда они говорили, что у Элины замечательно красивый взгляд. А собственно, что они еще могли сказать?

Элина очень хотела приехать к прабабушке еще раз, но уломать на это папу удалось только когда ей «стукнуло» десять.

Через несколько дней родители уехали обратно в Город, оставив ее с прабабушкой на неделю.

-Наверное, ты хочешь в лес, к нему?

-Да, бабушка.

-Иди же! Вернись до пятницы, и ни о чем не беспокойся.

Он встретил ее там, где они когда-то расстались. Она положила руку на загривок Энлира и они ушли в лес, не оставляя следов на мягком мху. Он показал ей удивительное круглое озеро, познакомил со многими зверями, а она научилась немного понимать их. Это оказалось несложно – главное смотреть не только на себя! Она спрашивала, а он отвечал. Часто непонятно, не разъясняя своих слов. Она привыкла не переспрашивать - объяснения были также непонятны. Но кое-что она поняла и запомнила. Травы перестали быть безликими для нее, некоторые даже раскрыли свои секреты. Когда она спала, прижавшись спиной к его теплому боку, в ушах ее звучала неведомая древняя музыка. Он объяснил, что музыка, однажды сыгранная музыкантами, не пропадает, оставаясь живой навсегда. Просто надо уметь её слышать.

В пятницу они расстались на том же месте. Прабабушка долго смотрела ей в глаза, а потом отвернулась. Элина поняла, что она плачет.

 

Теперь в городе ее считали за тихую помешанную. Кошатницу, голубятницу, собачницу и так далее. Она разговаривала со зверями и птицами, и те следовали за ней большой разношерстной стаей. В музыкальной школе ее ругали за устарелое гармоническое мышление, но неизменно ставили первым номером на всех отчетных концертах. Школьная столовая приобрела неожиданный «кельтский» вид, когда она по просьбе директора разрисовала стены нитрокраской. Кстати, директор за это получил премию.

Она по-прежнему часто звала Энлира во сне. Кошмары отступили за грань, но присутствовали где-то там, вдалеке. Будто бы ждали его ухода. Но он был с ней, и ей было хорошо от этого.

На выпускном балу она танцевала легко и грациозно, выделывая невероятные для никогда не учившегося танцам человека па. Одноклассники как завороженные смотрели на ее танец. А через день позвонил Пашка. Удивительно, что раньше она не замечала его. Он учился в параллельном, «б» - классе. Они там специализировались на точных науках, тогда как ее, «а» - класс традиционно для школы был музыкально-художественным. Может быть, поэтому она не обращала на него внимания прежде.

Он оказался интересным начитанным собеседником. Красивым. Добрым и веселым… Когда они первый раз поцеловались, ее сердце еще долго учащенно билось. Ей не верилось в происходящее.

Как ни странно, родители считали их неплохой парой и не вмешивались в отношения. Она была счастлива, когда в первый раз заснула в его объятиях. На утро он разбудил ее поцелуем, а она вдруг поняла, что кошмары ушли.

Как-то в июне они гуляли по Городу и она вдруг поняла, что звери больше не ходят за ней по пятам, а она не разговаривает с ними. Она разговаривает с Пашкой. Она прижалась к нему, а он обнял ее за плечи и поцеловал. А еще она давно не звала Энлира во сне! Она просто забыла, что он был!

-Паша, могли бы мы перед поездкой в Польшу съездить к моей прабабушке?

-Это той, про которую ты рассказывала? С этим еще белым конем?

-Да! Он не конь!

-Ладно-ладно. Давай съездим. Мне самому интересно.

 

Прабабушка нисколько не изменилась, она встретила их радушно, но в глазах ее Элина уловила печаль.

- Бабушка! Мы с Пашкой пойдем завтра в лес!

- Идите, конечно. Если надо.

- Мне надо!

- Надо-то, оно конечно надо, но найдешь ли ты то, что ищешь? – вот в чем вопрос.

 

Весь день Элина с Пашкой провели в лесу, никого так и не встретив. Они вернулись в обнимку, но Элина не скрывала тревоги. Когда Пашка зачем-то вышел, она подошла к прабабушке.

- Почему он не пришел?

- Он не придет больше…

- Почему??? Ведь я же… Я же без него не могу. Я так полюбила его.

- Помнишь, что я рассказывала тебе о единорогах?

- Единорогах?

Ну конечно! Почему она раньше не задумывалась над этим? Все сходится… Почти… Но только вот… рог?

- Рог видят только те, кто способен. Тебе не хватило немного.

- Сколько?

- Не могу сказать, но ты была близка.

- Что теперь?

- Понишь, что я тебе рассказывала? Непорочные девушки. Те, мыслями которых еще не овладела плотская любовь к мужчине. В твоих глазах больше нет его отблеска. Ты стала обычной женщиной! Слезы хлынули из глаз Элины.

- Но я так не хочу, слышишь? Нет! Как его вернуть?

- Это сложно. И нужно отказаться от всего плотского. И не встречаться с Пашкой никогда.

- Никогда?

- Да! Если надумаешь, завтра я объясню тебе как. Но знаешь, что я тебе скажу? Когда-то давно-давно я тоже сделала свой выбор.

- И что ты выбрала?

- А кто сейчас со мной разговаривает?

Элина молча ушла в свою комнату. Паша застал ее в слезах. Он долго пытался ее утешить пока она, наконец, не заснула. Во сне она видела исчезающие следы на желтых осиновых листьях, а под утро ей показалось, будто кто-то тронул теплым носом ее затылок. Она открыла глаза и увидела перед собой безмятежно спавшего Пашку, тихонько встала с кровати, оделась и вышла на улицу. Солнце сверкало капельками росы в траве и окрашивало розоватым светом кромку леса. Робко щебетали птицы, наполняя воздух атмосферой ожидания. Элина огляделась и увидела прабабушку, смотрящую на нее из окна. На столбик невысокого забора села стрекоза.

- Доброе утро, внучка. Как спалось?

- Ничего, бабушка. Сегодня собраться еще надо, чтобы завтра спокойно поехать.

- Да, я вам травок для чая дам с собой.

- Не надо, таможня не пропустит.

- Ну, как хочешь.

 

Через три дня Элина с Пашкой в поисках знаменитой «Дамы с горностаем» бегали по картинным галереям Кракова. Оказалось, что картина вовсе не экспонируется, как они думали, в галерее на втором этаже торговых рядов ратушной площади. После получаса блуждания по узким улочкам и незлобивых пререканий нужное здание, наконец, было найдено. Почти вбежав внутрь они быстро поднялись на второй этаж, и Пашка даже кинулся вперед, когда Элина вдруг остановилась, как вкопанная, возле картины неизвестного художника 14 века.

- Смотри!

- Ну что еще?

Пашка нехотя вернулся, но тоже с удивлением уставился на картину. Там, подернутая сеткой крокелюра, из глубины веков на них необыкновенными зелеными глазами глядела совсем юная прабабушка Элины, обнимая за шею белого единорога.

 


  • 1
Спасибо. Давно уже не писались сказки-то.

А чего по аглицки? ;)

potomo4to ja v telefone.
Xo4u illustracii, i 4itat' detyam!

С иллюстрациями отдельная битва будет. Я плохо людей рисую... И единорогов ;)
Хотя, правда, как-то уже кое-кто просил изобразить себя в стиле аниме, так что придется, наверное, поучиться на будущее.

a slabo tags k skazkam prostavit'?:]

Ой... Хм... Ни разу это не делал :)

Надо, пожалуй, весь ЖЖ под таги заточить. Чтобы анналы не пропадали, а то столько графоманства в глубине загибается :)

ja v kakoy to moment tak i sdelala. Tol'ko kogda pishesh vse podryad-slozhno potom rassortirovat, 4to kuda. Kstati, v processe pere4itala ves lj za 2 goda. Dnevnik vsetaki:]. Sey4as tags po4ti ne stavlu. Ne udobno! S kompa potom kak-nibud'!

Ну у меня не дневник, а далеко простирающееся кладбище креатива скорее.
С четким делением:

-Рысебелки
-Сказки
-Статьи
-Трындеж про жизнь
-Картинки

Так что наверное будет не сложно.

PS: Вот, думаю, к "рысебелкам" еще mp3 приложить т.к. по сути это рок-опера и часть текстов уже в моногитарной обработке существует. Правда, это еще записать надо где-то. Но пока все слышавшие радовались...




Спасибо за сказку =)

  • 1