?

Log in

No account? Create an account
мяу

klocska

Сказка на ночь

Klocska's place


Previous Entry Share Next Entry
мяу
klocska

Почти новогодняя сказка для скалолазов.

 Слышишь, пурга шумит? Белый ворон Кутху крыльями небо закрыл, вихри поднимает. Ночь кругом и темень. Море льды сковали. Только медведь ходит, нерпу ищет. Песню свою поет. Собаки в сугробы зарылись, носа не кажут, а в чуме тепло, не страшно совсем. А знаешь снег откуда берется? Расскажу тебе, слушай.

 

Далеко, где край земли и еще чуть подальше, стена черная и гладкая вверх уходит – небо на ней держится. Высоко висит, не достать так просто. Скалолаз-мороз на стену лезет, солнце с неба добыть хочет. Долезает до неба и по небу над всей землей, а потом с другой стороны спускается. Достанет солнце – беда, сунет к себе в мешок и прочь уйдет. Но только солнце ему не дается, чем выше он залезает - тем больше прячется, бывает и вовсе не показывается, тогда холодно совсем. Ждет, когда скалолаз-мороз устанет. Тот повисит на небе-то, тяжело ему и высоко. И спускаться начинает. А солнце обратно на небо возвращается. Как он на землю ступит, солнце на небе в полную силу светит, не боится. Лето у нас настает. Отдохнет скалолаз-мороз и опять на небо лезет. Тогда осень к нам приходит и зима следом. Давно так они бегают, порядок вещей такой.

Тяжело скалолаз-морозу по небу лазать. Гладкие и скользкие стены, унты на мизерах не стоят. На самом небе попроще, конечно, там за звезды держаться можно. Но есть у него мешок волшебный, порошок там, мелкий и крупный, он руки в него окунает, чтобы на стене держали. Засунет, вынет, а порошок вниз сыпется, к нам, на землю. Мелкий вот снегом становится, как долетит, а крупный – вещами разными, полезными и не очень. Говорят – дед мороз на новый год подарил.

Сказывают, жили как-то три брата – богатыря. Звали их Фишхубер, Мражек и Рахметов. Они и правда братьями были, только отцы у них разные и матери у каждого своя, а так одно лицо просто. Любили братья силами померяться, затейники были редкостные. То кто дальше за клыки моржа зашвырнет соревнуются, то медведей белых треской сушеной на время колошматят, а бывает наденут мешки из шкур оленьих и давай за девками по всей тундре гоняться, кто больше унт девичьих в зубах принесет, тот и победил. Но больше всего лазать браться любили. В тундре нашей раздолье лазать-то. Хоть и негде. Но если кто посмеяться придет, что скал нет, братья сначала ему по лбу бивнем мамонтовым ударят, а потом объяснят популярно, что, однако, болдеринг это. Его везде придумать можно. Не иначе геологи им слово сказали.

Соревновались друг с другом сначала, а потом с соседних стойбищ много богатырей приходить стало. Тундра наша маленькая ведь, на любое событие много народа съезжается. Некоторые даже лучше болдеринг делали, так что всех оленей браться проиграли. Стали думать – как дальше быть. Есть-то хочется. К шаману пошли. Тот подумал-подумал, в бубен ударил, в транс ушел, ждите - сказал. Подождали немного братья, скучно стало. Начали дергать друг друга за бороды, за время ожидания отросшие, согреться чтобы. Случайно в шамана казаном трехпудовым угодили. Очнулся тот. Общался с духами, повезло вам - говорит. Любят смотреть на ваши соревнования. Завместо тараканьих бегов у них. Даже поклонник ваш есть, помочь обещает за групповой портрет на бивне мамонта с вашими автографами. Добыть вам надо порошок мелкий из волшебного мешка скалолаз-мороза, тогда руки держать будут, и камни все покорятся.

Братья не дураки, однако, были. Как порошком таким пользоваться? В снег превратится, намокнем все!
-Это просто – шаман говорит. Добудьте ткани лоскуты из мешка скалолаз-мороза и сшейте мешочки себе, пока в них порошок – снегом не станет. И на руках ваших тоже.
-Что же! Завопили браться хором. Говори, как и когда!
-Посидите еще, сейчас лето настанет, с вами пойду.
Вызвонил шаман по телефону спутниковому художника знакомого, что росписью по бивням занимался. Приехал тот, свет установил, фоны всякие. Приняли братья позы, как подобает воинам храбрым. Очень героические. Кого с бивнем мамонта запечатлели, кого в каске рыцарской для хоккея, а кого в стрингах на голое тело. Тут лето настало. Сел шаман в нарты, а братья впряглись вместо оленей и к краю света помчались. Пока разговоры философские вели и в шахматы на раздевание играли, не заметили, как добежали до того места, где стена в небо уходит, остановились.

Тут шаман в транс ушел, плясать стал. Смотрит глазами отсутствующими. Голосом странным поет.
-Я дух Великой Полярной совы, съевшей Великую Полярную Мышь! Принесли ли вы то, что обещали?
-Да! Хором отвечают.
-Покажите!
-Вот, смотри!
-Уау, крута! Теперь мне все завидовать будут! На третий Плейстейшн потом обменяю у духа Первой Тысячи Леммингов!
Тут шаман, повинуясь воле духа, исполнил Танец Победы. Продолжил затем.
-Скалолаз-мороз придет сюда скоро. Так просто не подступиться к нему, зол он, что солнце до сих пор не догнал. Но хитростью можно. Лазает он не важно, даром, что с порошком волшебным. Два миллиона лет одну трассу насасывает, а с онсайтом проблемы. Вы болдеринг хитрый придумайте, чтобы пролез не сразу. Да так еще, чтобы мешок снял. Пока корячиться будет все, что нужно и сделаете. А я укрою вас Волшебной Кочкой с Морошкой, он не заметит.

Побежали братья к стенке гладкой, стали разглядывать. Болдеринг выдумывать. Решили, что старт надо вниз головой сделать, а дальше небольшой траверс трехверстный и топ в динамике на трещинке. Старт, бонусы и женские зацепки отметили. А Рахметов даже крупно фразу «Есть болдЫренг!» написал.

-Берите только мелкий порошок, крупный не надо - учит дух Великой Полярной Совы. Крупный – концентрированный больно, никогда не знаешь чем на земле обернется.
Тут задрожала земля – скалолаз-мороз приближается. Собрались в кучу братья, подняли над собой шамана, ждут. Пришел скалолаз мороз, поглядел вверх – солнце светит бесстыжее, только повернулся к стене, смотрит – надпись какая-то. «!гнерЫдлоб ьтсЕ» - читает.

Фишхубер тут так хлопнул себя по лбу, что чуть всю контору не спалил! «Он же справа налево читает, чурка нерусская, однако!» - но братья ему рот зажали, только хлопок эхом до сейсмостанции Норвежской долетел. Ну, стекла там повыбивало. Чайничек заварной разбился, железный. Скороваркой геологи называют...

Обернулся скалолаз-мороз. Нет никого, только Кочка с Морошкой мимо прошмыгнула. Вновь собрался было на стену лезть, но тут стартовые зацепки заметил. «Что за подготовщик тут был?» - думает: «Дай-ка онсайт потренирую пока не видит никто». Стал к старту прилаживаться, то так, то эдак согнется – мешок мешается, бьет по спине, того и гляди все на землю просыплется. «Небось, и шарик на финише приладили, демоны?». Снял он мешок, огляделся, поставил аккуратно на удачно подвернувшуюся Кочку с Морошкой. И давай дальше к старту прилаживаться.

Тут братья времени не теряли. Бросили шамана, выхватили ножи, ложки и вилки и каждый себе по куску материи от мешка отхватил. От горловины, где тряпка потоньше. Набрали по пригоршне мелкого порошка, в ткань завернули. Бежать собрались. Но не удержались. Взял каждый себе еще по камешку из крупного порошка. Тут скалолаз-мороз старт сделал, наконец, и на траверс ушел, а братья схватили нарты, сунули в них шамана и деру. Быстрее ветра неслись, даже запыхались слегка.

Прибежали в становище родное, по чумам расселись. Камешки крупного порошка достают, любопытно им, однако, чем разжились. Коснулись камешки земли, подарком каждому стали. Фишхуберу – контейнер «ручек» HRT достался, синего цвета, Мражеку – железнодорожная цистерна жидкой магнезии с запахом лаванды, а Рахметову – самообновляющиеся тапки «Рок-Пилларс», которые ни подарить, ни выкинуть. Ничего такие подарки, полезные. А могло ведь и не повезти! Но если боги уж любят кого, то это на долго.

Пошли братья на Кубок Тундры по скалолазанию, с порошком волшебным. И давай соревнования выигрывать. За короткое время всех оленей вернули и втрое больше себе взяли еще. Людьми известными и уважаемыми стали, то песню о них сложат, то по спутниковому телевидению покажут. Женщины за ними сами теперь по тундре гоняются, все от них детей хотят, на алименты богатые надеются. Братья, однако, разумные оказались. Решили порошок больше без особой нужды не использовать, это ж на алиментах разоришься, да и судьи на трассах на лужи воды стали жаловаться. Чего от добра добра искать? Положили на дальние секретные полки мешочки волшебные и живут теперь припеваючи. Правда, говорят, Рахметов недавно свой мешочек Шарафутдинову попользоваться дал. Это ж сын его, только папа и мама другие, а так - одно лицо. Сыну не откажешь.

А скалолаз-Мороз болдеринг полгода насасывал, так, что зимы в тот год толком и не было. Потом быстро по ручкам по краю неба прошмыгнул и отдыхать отправился. Но всем про онсайт рассказывал, имидж требует. Дырка только вот в мешке у него осталась. Крупный порошок ничего так, удерживается, а вот мелкий просыпается до старта еще постоянно. Потому-то и со снегом проблемы. На праздники новогодние.

Слышишь? Пурга стихла. Это ворон Кутху спать улетел. Медведь нерпу ловит, песню поет. Собаки спят… Пора и нам…. Открывай!