?

Log in

No account? Create an account
мяу

klocska

Сказка на ночь

Klocska's place


Previous Entry Share Next Entry
мяу
klocska

Сказка странствий... Город 2. Часть ночная.


 
Снежные вершины под крылом уступают место предгорьям и вот уже слева внизу видно знакомое вытянутое озеро, перечеркнутое диагональю длинного-длинного автомобильного моста, так нарушающего представления о реальности, если ехать по нему в тумане. Ещё двадцать минут и самолёт заходит на посадку, совершая петлю над лиманом, в воды которого вдаётся насыпная взлётная полоса, с шумом включив реверс проносится мимо спокойно качающихся на воде черных птиц, и, "поймав" себя на тормозах, не спеша подруливает к зданию аэропорта. На улице +14 и этот знакомый тёплый воздух с легким запахом сосен и водорослей. Под ногами квадратные плитки, сделанные из мелких камешков, запресованных в цемент. В этот раз мы, миновав "этап" с его малюсенькими прокуренными комнатами-шкафами с окнами-бойницами и дверями душевых кабин, выходящими прямо к постелям, сразу идём за машиной.

Ездить по узким улицам старого города нелегко, особенно без навигатора и представлений об ограничении движений по односторонним дорогам. Но, к счастью, мы знаем этот город и не плутаем уж очень безнадёжно, постепенно приближаясь к длинной улице за старым портом, идущей вдоль берега к самому круговому перекрестку со статуей Давида и дальше, к окраинам города, забирающимся на предгорья. Надо по кругу объехать Давида с тыльной стороны и, оставив его слева уйти на бульвар, развернувшись на котором найти поворот к гостинице.
В этот раз удается обойтись без полуторачасового нарезания кругов по всем окрестным улицам, удается во многом благодаря отсутствию полноценного навигатора. Отель, ключи, снова номер с мансардой, полдник и попытка выспаться. Впереди новогодняя ночь.



Свежий багет, сыр, вино и вот автобус номер 80 несет нас по побережью к центру города. Дорога выводит на большой мыс, застроенный городскими домами начала 20 века и поворачивает к бухте, но тут поток встаёт. В свете фонарей и праздничной иллюминации видно, что автобус попал в пробку, образованную множеством машин и мотоциклистов. Большинство машин заполнено людьми, некоторые из них в праздничных масках. Пока автобус ползёт, сжатый автомобилями, по тротуарам его обгоняет всё больше людей, радостно идущих куда-то пешком. На остановках в салон резво забегают группы пенсионеров, о чем-то весело переговаривающихся. Они занимают все места, а потом начинают садиться просто на пол. Ещё минут через двадцать, отчаявшись добраться до цели мы выходим с большей частью пассажиров в толпу, текущую куда-то по улице. Ну что ж... Идём следом и вместе, в полной уверенности, что вот вот выйдем к центру с новогодними базарами и гуляньями. Людская река заворачивает за угол, выплескивается на площадь и... Водопадом с обрыва срывается в открытую пасть входа в метро. Это ломает все планы!
По перепаду рельефа определяю куда надо идти, а через пару сотен метров на глаза попадается указатель на старый порт. Идём в его направлении по сетке узеньких торговых улиц. На них пусто, магазины закрыты и только редкие группы прохожих попадаются на встречу, да лежат тут и там кучи неубранного мусора. Какой странный контраст. Только что было полное ощущение бурлящего города и вот полное запустение, причём в самом центре города.
Вот и площадь с памятником-подводной лодкой, рождественским базаром, закрытым и пустынным, и старинной детской каруселью. Карусель ещё жива, вокруг нее стоят люди, наконец-то не спешащие прочь, играет музыка. В свете иллюминации видно немало детей, носящихся по кругу на одуревших от ужаса лошадях.


Наш нынешний город очень стар, за шестьсот лет до начала нашей эры он образовался как история любви дочери могущественного царя и простого грека, выбранного ей на пиру, в прочем, устроенного как раз для того, чтобы заманить как можно больше праздно шатающихся лиц мужеского пола. Как мы знаем, женщины порой бывают неразборчивы и склонны выбирать абы кого, скорее руководствуясь размышлениями внутренних органов, нежели предостережениями окружающих. Хотя никто не сказал, что это не являлось как раз элементом хитроумного расчета отца.
Поздравив новобрачных, царь выделил им пустынный кусок побережья, три коробки  "лего" и, со словами: "Вот вам замечательная пустынная территория, берите и владейте! Только на ней не растет ничего, людей вепри пожирают и эпидемия свинки косит всех подряд. Звоните в общем когда-нибудь, а лучше секретарю по е-мейлу," - пришпорил коня и отбыл в сопровождении громыхающей свиты к новым свершениям, в надежде наконец придаться традиционным для того времени развлечением типа войн, грабежей и игры в орлянку.
История не донесла точных сведений о том, как всё же удалось преодолеть сопротивление вепрей, ядовитые пары свинковых испарений и полное нежелание грека трудиться в пользу сиртаки и созерцания заката. Мелькало в архивах размытое упоминание о том, что принцесса так была горда своим выбором, первым, как ей казалось, сделанным самостоятельно, что не переставала улыбаться и глядеть на всё происходящее с видом озорным, удивленным и слегка дебильным, что в итоге закончилось изгнанием её, за полной бессмысленностью, к вепрям, такими мелочами как выражение лица значения не придававшим. Но это данные в высшей степени непроверенные, хотя некоторые исследователи и ведут происхождение одного из четверки знаменитейших героев Дюма именно от такого союза.
Позднее город обзавелся пристанью, крепостью, могущественным флотом и собственным мнением, за которое и поплатился во времена древних римлян поддержав не тех в самое неподходящее время. С четырьмя авианосными соединениями древнего Рима, в добавок вооруженными новейшими баллистическими пегасами, не смогли справиться даже вепри.  В следующий раз пристань и флот городу разрешили иметь уже только в десятом веке нашей эры. С тех пор город стал морскими воротами кое-чего кое-куда, узкие улицы и кабаки которых были переполнены разного рода проходимцами - моряками, пиратами, беглыми злодеями и тайными супергероями, опустившимися, но несмотря на это прекрасными женщинами, в прочем, как и уродливыми тоже, бродячими певцами, композиторами и ди-джеями, магами и рыцарями, промоутерами и продюсерами, священниками и прочей откровенной нечистью. Всё это варилось в одном котле, подпитываясь южной кровью и в итоге было полностью  вычищено в процессе подготовки акции Город - культурная столица Европы 2013.

Издревле город был известен своими каруселями, бывшими некогда здесь во множестве. Правда, до наших времен дожила только одна из них, остальные были сметены безжалостными вихрями истории. Этот факт не имел бы никакого значения, если бы, совсем недавно, при раскопках городской свалки не были найдены живописные развалины древнего монастыря под тенью тенистых рощ. В одной из комнат оных была обнаружена прилично сохранившаяся библиотека с древними манускриптами, один из которых, будучи расшифрованным, сообщил исследователям о страшной сущности каруселей. Дело в том, что маги, осевшие в городе, со временем объединились в тайную гильдию, в последствии преобразованную в профсоюз мусорщиков. Одним из мрачных обрядов тайных собраний гильдии было "вколдовывание" неугодных и провинившихся именно в подобного рода карусели, так что, приобретая вечность, заколдованные не могли, тем не менее, распоряжаться ничем, полностью теряя волю к сопротивлению манипуляциям и становясь только лишь красивым придатком к развлекающимся хозяевам.
Как известно, в те давние и непросвещенные времена наиболее часто провинившимися оказывались женщины с красивым лицом и фигурой и лошади. Обе разновидности как раз и представлены в изобилии на единственной сохранившейся карусели.
После нескольких научных конференций было принято мудрое решение не расколдовывать жертвы, уцелевшие до наших дней, из-за полной неопределенности в типе их поведения, уровне инфицированности эндемичным штаммом свинки да и просто как следствие лобби профсоюза мусорщиков, утратившего умение колдовать, но только усилившее стальное кольцо своих пальцев на шее города .


Ой, простите...

После карусели мы пошли наконец в порт и тут увидели главное приобретение города, как культурной столицы Европы:


На свежевымощенной гладким гранитом набережной, завораживая плавным ходом своих бесконечно прекрасных частей, прекрасная как первый рассвет над первобытным миром кружилась она...


Околдовывая и завораживая, всасывая в себя и вознося в антрацитовые небеса с тем, чтобы низвергнуть беспощадно тебя к твоим же ногам, в прочем, милостиво оставив шанс на новый взлёт и новое неизбежное падение.


У подножия этого феерического сооружения в передвижном замке сидел суровый и прекрасный Верховный Чародей города, верша легкими мановениями рук, ноги и носа Великую Магию света и вращения.

Повинуясь ему, в акватории порта из пучин морских воздымались столбы света, меняя цвета и размеры.

Понятно, что от такого зрелища любой европеец, в силу своей суеверности, признает город немедленно культурной столицей всего, чего угодно.
Изрядно восхитившись увиденным мы почувствовали легкое недомогание, скорее всего обусловленное продолжительным, вот уже около двух суток, отсутствием сколько-нибудь приличного сна в нашей жизни. Часы города показывали девять, но ловить, по крайней мере в центре, уже было нечего. Повернувшись мы пошли прочь, стараясь повторить наш путь до метро в обратной последовательности.
Карусель уже была закрыта, служители заканчивали монтирование защитных решеток на ее конструкциях. Торговые улицы были ещё более пустынны чем прежде, только лишь редкие компании молодых людей бросались друг в друга мусором, подбираемым с мостовых. Пару раз им в руки, вместе с коробками, пакетами и оберточной бумагой, попадались бутылки, летевшие в головы товарищей с неприятным звоном. Но это не омрачало их радости и они продолжали свои невинные забавы. Видимо кровь древних вепрей, смешанная с кровью вечно улыбающейся пустоголовой принцессы, играла бешенные ритмы в их сердцах в эту ночь.

Не без труда найденная станция метро, поезда с шинами вместо привычных железных колес, пеший путь в три километра от станции до гостиницы, с запахом сосен и моря...
Чтобы не свалиться до полуночи пришлось привязать себя к стульям. Маленькая бутылка хорошего шампанского, открытая по точному времени с какого-то сайта, камамбер... За окном пару раз лениво грохнул скромный феерверк и всё затихло. Этот город относится к новогодней ночи весьма спокойно. В его жизни есть множество более достойных праздников. Теперь спать.

Продолжение следует...