мяу

klocska

Сказка на ночь

Klocska's place


Previous Entry Share Next Entry
мяу
klocska

Про международные права...

Я теперь знаю, что такое международные права. Это такая книжечка цвета оберточной бумаги размером с загранпаспорт, в которую вклеена фотография три с половиной на четыре с половиной. По сути это комментарии к национальным правам для тупых иностранных ГАИшников представителей иностранных служб, связанных с дорожным движением. Права эти требуются для вождения на территории ряда стран, подписавших какую-то-там-конвенцию 1968 года. Без национальных прав недействительны. Выдаются нуждающимся на основании тра-та-та в трёх, на весь город, отделениях ГАИ.
Внезапно оказалось, что нуждающийся я. Шит хепенс.
Честно собрав необходимые бумажки я пришел с ними в ГАИ на Ордынке (ага, то самое, где получал обычные права), там обнаружил, что железный конь таки пришел на смену и здесь, на входе стоят электротерминалы с возможностью записи на текущий день (время было с полчетвертого, с шагом в восемь минут, а я у терминала оказался около полудня) и предварительной записи на следующие дни с часовым шагом. Ближайший доступный день для записи был четверг 26-е (дело было в пятницу). Ткнув пальцем в получение талончика на 12 дня я честно отбыл домой, слегка ругаясь по поводу продолжительной задержки и появляющейся опасности не успеть в срок.
"Но железный конь он же железный конь, он не подведет!" - думал я, бодро шагая по направлению к отделению ГАИ на Ордынке в 11.45 26.12.13. Я свернул во двор, миновал каких-то озадаченных людей и смело дернул входную дверь. Дверь не поддалась. Я дернул ещё раз и посмотрел на людей. Они стояли и разглядывали кусок бумаги на дверном стекле. ГАИ закрыто, все ушли на фронт С 8.00 26.12.13 отделение временно прекращает свою работу. Ближайшие отделения... ВАРШАВКА 170Д! #$@#$##$#! Час в один конец с работы, плюс необходимость записаться (на сайте PGU у меня логина нет). Вот тут меня прорвало... Отпросившись с работы записался. На 18.36. Отпросившись с работы приехал... Получил. Долго смотрел озадаченно на это...
Это присказка. Теперь "сказка".

Когда-то давно-давно я ездил смотреть на все новые станции метро, открывавшиеся в Москве. Это было когда-то. И давным давно. "Улица академика Янгеля" была первой станцией, на которую я не приехал ни тогда ни после. Вплоть до текущего момента.
Я вышел из отделения, располагающегося на удивительном глухом отшибе на краю леса и, посмотрев на Наркологическую Клинику №17 подумал, что легкое метро я тоже видел только проезжая под ним на автомобиле...
Сама по себе полутемная станция "улица Академика Янгеля" не впечатлила. Хотелось ракетной романтики на которую легкая стилизация ниш освещения не тянула никак. "Анино" запомнилось только узким выходом со станции. А вот "бульвар Дмитрия Донского" двухуровневый. Почти вплотную к крышам поездов идут продольные "балконы", по которым почти никто не ходит. Когда я был совсем маленьким, бабушка показывала мне место на подобном балконе на "Комсомольской", где она пряталась от бомбежек. Я помню картинку - она показывает рукой куда-то и говорит: "А вот там, под тем светильником, я сидела при воздушных налетах". Или что-то очень похожее. Память причудлива.
Небольшой трехвагонный "русич" легкого метро весь размалёван надписями. Пишут в основном на стеклах какой-то плохо смывающейся субстанцией. Не красиво. И мешает смотреть в темноту, когда поезд выскакивает на эстакаду, по которой проходит почти через всё южное Бутово. Но если подойти вплотную к дверям и встать так, чтобы перед глазами не было букв, а потом ещё дополнительно прикрыть блики от вагонного освещения ладонями, то становится вполне видно пролетающий мимо город с освещенными реками улиц, магазинами и жилыми домами. Застройка здесь, в среднем, ниже и свободнее, чем в основной Москве.
Освещенные окна квартир проносятся на уровне глаз. В такие моменты я всегда думаю, что вот за каждым таким окном скрыта чья-то персональная жизнь и, если внимательно всмотреться в детали, то можно прожить несколько мгновений совсем чужой, незнакомой истории. Вот большое окно, за которым посередине комнаты стоит шкаф, разделяющий ее на две части. В нашем доме, на седьмом этаже, тоже есть большая комната, разделенная стеной на половины. Наверное, там живут брат и сестра, а может разведенные муж и жена. Половинки комнаты даже покрашены по разному, это видно с другой стороны улицы, когда мы вечером гуляем с собакой. А летом в одной половине всегда открыты окна. Кого здесь разделяет этот шкаф?
Разноцветные шторы, декор, занавески, новогодние ёлки и украшения. А рядом с ними люди, для которых это не любопытная подсмотренная особенность, а часть и свойство окружающего пространства, к ней можно подойти, рассмотреть, коснуться рукой, а потом обернуться чтобы сказать...

На конечной тихо. Нет сплошных стен и труб тоннелей, поезд исчезает в темноте и куда-то вдаль уходят люди, оставляя пустую станцию с зелеными столбами, похожими то ли на деревья в каком-то волшебном эльфийском лесу, то ли на колонны неведомого храма. Белый свет, ощущение нереальности. Жаль, не хватает снега крупными хлопьями на границах области, отвоеванной светом у окружающей ночи. Постепенно из ниоткуда появляются цветные фигуры. Они плавно возникают издалека, заполняя собой пространство. Жители эльфийского леса, жрецы диковинного храма забытого культа. Они перемещаются в неведомом танце, призывая что-то древнее и могущественное, отталкивающее и прекрасное. И вот из небытия возникает змея с узкими светящимися глазами, быстро движущаяся по каменному желобу, выточенному в камне древними строителями, давно уже потерявшими свои имена.
Я смотрю на пролетающие мимо дома и пытаюсь представить, что вывески магазинов написаны на непонятном мне языке. Ну или хотя бы на латинице. В памяти всплывает совсем другой город, совсем другой поезд тоже движущийся по эстакаде в направлении станции ZOO. Купол их стекла и металлических клепанных конструкций. Steam Punk. Огромные граффити на стенах. Берлин.

Не получается. Я смотрю на свое отражение. Фотографирую графику линий. Стираю. Какие-то "южаки" отсаживаются от меня подальше. Поезд притормаживает перед тонелями и не спеша вползает под землю.
У меня дела на Калужской, поэтому придется ехать через Чертановскую. Хотя велик соблазн вспомнить ещё одну вещь - "тайный" путь через ночной лес от улицы Янгеля до метро "Битцевский парк", теперь это Новоясеневская. Когда-то я часто ходил по нему около полуночи, а то и ближе к часу ночи, зная, что где-то там, за спиной, остался всё больше отдаляющийся красный огонёк, расположенный на мачте-антенне самого высокого дома района.
Это был путь, заполненный своим волшебством и приключениями, путь изученный и, в то же время, пугающий неизвестностью. На нем жили свои неведомые существа и свои чудовища, невидимо, но неумолимо приближающиеся по лесу с пыхтением, треском сучьев и тихим рычанием к жертве, не сумевшей проскочить незамеченной. Это был всегда момент страха от ощущения настигающей опасности, но и момент силы, когда мурашки бежали по спине от ощущения собственного "могущества", скорее "магического" свойства, поскольку физическая сила помочь здесь уже не могла. Но я знал, что делать. Каждый раз, кроме самого первого.
Половина пути шла по заброшенной бетонной дороге, плиты которой едва белели в темноте, дороге обрывавшейся у одноэтажного бетонного дома без окон, внутри которого шумел мощный невидимый водопад. Однажды в этом здании оказалась открытой дверь, но в темноте всё равно ничего не было видно. Дальше путь лежал по извилистой тропинке, идущей по краю заросшей просеки. Потом, через много-много шагов, лес обрывался, переходя в пустырь, покрытый подлеском. А через несколько десятков шагов, если смотреть прямо, можно было уже увидеть давно заброшенный восточный выход метро. Небольшое цилиндрическое здание с глухими дверями и металлическими фигурами людей и зверей, кружащихся в непонятном танце, так никогда и не свершившемся. Этот выход должен был вести к новому зоопарку. Так и не ставшему реальностью.
Несколько раз я ходил по этому пути неся за спиной деревянный меч - для меня это были времена Эгладора, а Толкиен был прочитан весь совсем-совсем недавно. В такие моменты я представлял себя проводником-следопытом, идущим через заколдованный дремучий лес - Лихолесье, населенное древними магическими созданиями и потомками Унголианты. Как-то на меня из кустов с лаем выскочила стая бездомных собак, разбежавшаяся в стороны сразу после того, как я с боевым криком выхватил из-за спины "оружие" и встал в воинственную стойку.

В прочем, Проводником в те годы я казался себе и без меча. Это же лучше чем послушно ходить за чудовищами попадая в неизбежные тупики. Ведь так?


?

Log in

No account? Create an account